Бари / Бары / Bari

Сан Никола

Попав в Бари, по ассортименту сувенирной продукции сразу понимаешь, что прежде всего это город святого Николая. На мой взгляд, не самый очевидный выбор небесного покровителя: про епископа Миры Ликийской известно так мало и лишь из церковного предания, что впору усомниться, а существовал ли он на самом деле. Но в 1087 году, когда моряки из Бари совершили кражу его останков, у них, очевидно, никаких сомнений не было. Похоже, в то время культ святого Николая был уже незыблем. И причина его появления – одна из загадок, однозначного ответа на которую нет.

Еще удивительнее то, что святой, чья жизнь прошла в Малой Азии, а мощи вывезены в Италию, самую большую популярность обрел в славянских землях, отдаленных и от Бари, и от Миры на тысячи километров. Причем если в Западной Европе святой Николай никогда не рассматривался как фигура первого порядка, постепенно превратившись в душку Санта Клауса, то в народной иерархии восточных славян Николай Чудотворец однозначно воспринимался как самый важный святой. В белорусском Полесье этнографы записали распространенное поверье, согласно которому

«Святы Мікола не толькі старэйшы за ўсіх святых, ды, мабыць, старшы над імі і, калі Бог памрэ, Мікола Цудатворны будзе багаваць як ніхто іншы».

Как считают этнологи, несмотря на внешнюю христианизацию, в глубинном языческом мироощущении славян святой Николай занял место Велеса, бога природы, земледелия и животноводства. И правда, если для жителей Бари Сан Никола является покровителем моряков, купцов и детей, то для белорусов он покровитель земледельцев, крестьян.

Очень символично, что самые старые храмы столицы ВКЛ Вильно — как православный, так и католический — были посвящены святому Николаю. Готический костел, построенный в конце XIV столетия, хорошо сохранился до наших дней. В 1930-е гг. в этом храме служил ксендз Адам Станкевич, активный деятель белорусского Возрождения. Пережив две мировые войны, в 1949 году он сгинул в сталинском ГУЛАГе. Православная церковь Св.Николая в Вильно, также XIV века, сначала была деревянной. В 1514 году, в благодарность за одержанную под Оршей победу, князь Константин Острожский поставил на свои деньги каменный храм в стиле белорусской готики. Впоследствии из-за пожаров церковь не раз перестраивали, к XIX веку она обрела барочные формы. После подавления восстания 1863-1864 гг. генерал-губернатор Михаил Муравьев по прозвищу Вешатель приказал перестроить этот храм в псевдовизантийском стиле, который в историческом центре Вильно выглядит очень чужеродно.

Для католиков во всем мире днем святого Николая является 6 декабря — предполагаемая годовщина смерти епископа Миры. Но в Бари (и фактически только здесь) более широко отмечается 9 мая — дата обретения городом мощей в 1087 году. Жители Бари начинают праздновать уже 7 мая: в городе проводятся шествия, молебны. 8 мая статую святого на лодке вывозят в гавань, где к ней выстраивается очередь из рыболовецких судов, катеров и яхт. 9 мая из гробницы, где покоятся мощи святого, собирают миро. Раньше для этого в специальное отверстие в крышке опускали губку, а сегодня с этим справляется специальный насос. Завершается трехдневный марафон оглушительным фейерверком.

В православном календаре есть две даты: 6 декабря (Мікола зімні) и 9 мая (Мікола летні), причем последняя на землях, подчиненных киевскому митрополиту, была установлена очень рано — еще в 1090-е гг., то есть сразу же после переноса мощей в Бари. Это довольно трудно объяснить, учитывая, что «обретение мощей» есть ничто иное, как деликатный эвфемизм, который описывает, по сути, пиратский рейд, грабеж. Ведь даже каноническая версия события подразумевает, что, вооружившись, моряки из Бари обманом проникли в храм в Мирах, связали четырех православных монахов, разбили мраморное надгробие, а затем впопыхах обшарили гробницу, вытащив из нее, как указывает любящая точность Википедия, 4/5 останков. Оставшаяся 1/5 покоилась в могиле еще лет 10, пока не досталась венецианцам[1]. Такое святотатственное поведение моряков из Бари должно было вызвать оторопь у всей православной общественности, однако спустя несколько лет оно, напротив, стало отмечаться как праздник.

В марте 1584 года Николай Кристоф Радзивилл (Сиротка), возвращаясь из Святой земли, поклонился мощам своего тезки в базилике Сан Никола. Об этом он упомянул в дневнике Перегринации. Как можно понять из его лаконичной записи, уже тогда храм приторговывал миром, который выделяют мощи. Сиротка пишет, что привез немного «манны» (от итальянского la manna) из Бари для несвижского костела.

***

Суровая простота белых стен базилики Сан Никола намекает, что перед нами самое старое из сохранившихся зданий Бари. Причем это не фигура речи, а исторический факт. Храм начали строить в год обретения мощей в 1087 году и в основном завершили через 20 лет. В 1156 году сицилийский король Вильгельм Злой разрушил Бари до основания, чтобы наказать горожан за поддержку Византии и мятеж против норманнской династии. Не тронули лишь несколько церквей, включая базилику Святого Николая. В итоге даже кафедральный собор Сан Сабино на век моложе Сан Никола.

В Италии сохранилось достаточно много храмов XI-XII вв., но апулийские заметно отличаются от остальных, что позволяет историкам архитектуры выделить их в отдельный апуло-романский стиль, для которого характерно сочетание собственно романских элементов с византийскими, арабскими и северо-европейскими (норманнскими). Даже их форма необычна. Изначально христианские храмы Италии повторяли древнеримские базилики, то есть были прямоугольными в плане. Со временем появился поперечный неф – трансепт, который придавал зданию форму латинского креста (когда вертикальная перекладина длиннее горизонтальной), реже — греческого креста (когда обе перекладины равновелики). Что касается Апулии, то здесь храмы, подражая базилике Св.Николая, имеют форму буквы «Т».

Редкие романские барельефы на фасадах Сан Никола поистерлись, но до сих пор впечатляют своей каменной ажурной резьбой. Если вглядеться, то можно увидеть птиц, фантастических и реальных зверей, растения. На архивольте северного портала даже изображена рыцарская атака. Не исключено, что это сценка из первого крестового похода. Во всяком случае, в 1095 году Петр Амьенский выступал в Бари с проповедью освобождения Гроба Господня.

Непосредственно мощи святого покоятся в так называемом нижнем храме — крипте базилики. Они надежно укрыты от паломников за высокой кованой решеткой, которая отделяет алтарную часть от общедоступного пространства нефов. (Предосторожность не лишняя — все-таки один раз эти мощи уже похищали.)

Нефы нижнего храма разделены приземистыми романскими колоннами, на которые опираются арочные своды крипты. Возможно, это не совсем так, но, как мне показалось, ни одна капитель не повторяется — у каждой (а всего колонн более 20) свой оригинальный дизайн.

Верхний храм после посещения крипты поначалу кажется огромным и пустым. Это впечатление усиливают «голые» белые стены. Однако так было не всегда. В средние века стены были расписаны фресками. Их фрагмент сохранился только в апсиде правого нефа. Хорошо видна сцена Распятия и фигура святого Мартина Турского, остальное изображение атрибутировать трудно.

Сдержанный интерьер Сан Никола имеет свои плюсы — глаз сразу выхватывает два шедевра романского искусства, украшающих алтарную часть базилики. Прежде всего, киворий XII века — резной каменный балдахин, опирающийся на четыре изящные колонны. Нечто похожее есть и в дуомо, но в Сан Сабино киворий выглядит более тяжеловесно.

За киворием стоит так называемый трон Ильи — мраморное кресло, названное по имени бенедиктинского аббата, уговорившего горожан построить для мощей святого отдельный храм и руководившего строительством базилики до 1105 года. Все великолепие трона из нефа рассмотреть невозможно, поскольку в алтарную часть проход для посетителей закрыт. Поэтому я советую найти фотографии La Cattedra dell’abate Elia на официальном сайте Сан Никола. Высочайшее мастерство и фантазия резчика позволяют предположить, что трон предназначался не просто для аббата, а, возможно, для папы Урбана II, который несколько раз посещал Бари. В 1089 году понтифик освятил нижний храм, куда перенесли мощи епископа Миры. А через 9 лет, в 1098 году, под председательством Урбана II в базилике Сан Никола состоялся церковный собор, на котором обсуждался вопрос объединения Западной и Восточной церквей. Оба события, к слову, запечатлены на плафоне барочного потолка в центральном нефе.

Только особенно любопытный и глазастый турист за киворием и троном сможет разглядеть мраморную скульптурную группу, чей стиль явно выбивается из лаконичного романского интерьера храма. Между тем, именно в центральной апсиде Сан Никола находится мавзолей герцогини Бари, королевы Польши и великой княгини Литовской, матери последнего Ягеллона Боны Сфорца.

Бона изображена стоящей в молитвенной позе по центру. С двух сторон от нее в нишах стоят святой Станислав, покровитель Польши, и святой Николай, покровитель Бари. Ниже, также с двух сторон, возлежат аллегорические женские фигуры, держащие щиты с гербами Польши и Бари.

На сайте базилики можно найти старые черно-белые архивные фотографии, на которых хорошо видно, что до реставрации эта часть Сан Никола была расписана портретами различных монархов Польши и ВКЛ. Однако в 1928 году реставраторы решили по возможности вернуть базилике первоначальный вид, убрав позднейшие декоративные элементы. В результате роспись апсиды смыли. Рассматривался и вариант переноса мавзолея Боны в замок, служивший ей резиденцией при жизни, но в итоге из уважения к истории надгробие осталось в Сан Никола.

 

[1] Итальянский антрополог Луиджи Мартино исследовал мощи Святого Николая в Бари в 1953-1957 годах и в Венеции в 1992 году. Согласно его выводам, в Венеции хранится как раз та часть святых останков, которых не хватает в Бари. Правда, в венецианском ларце к ним были прибавлены еще чьи-то кости, включая женские и детские.

В этом разделе также

Бона Сфорца